Возможности и невозможности

mrotx2.jpg
Кто тормозит двукратное увеличение размера потребительской корзины и МРОТ?
Председатель ФНПР Михаил Шмаков на днях заявил о необходимости примерно в два раза повысить нижнюю планку доходов граждан, перейдя на другую схему вычисления потребительской корзины. Грубо говоря, расширив корзину до минимального потребительского бюджета. Эта тема внутри профсоюзов не нова. А во внешнем мире она прозвучала особенно сильно, учитывая и посленовогоднюю тишину, и “Российскую газету” как место публикации интервью. Но здесь самое интересное - это реакция на профсоюзное предложение. Потому что у нас же в органах власти - от Кудрина до последнего депутата - все, в принципе, за народ! Это потом появляются нюансы… 


Сенатор, глава комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский выразил квинтэссенцию той позиции, с которой уже сталкивались все профсоюзные предложения: “Я бы с удовольствием подержал это решение как социальщик, но не могу это сделать в силу того, что прекрасно понимаю - это решение не пройдет согласование в экономическом и финансовом блоке правительства, потому что таких возможностей экономических у регионов просто не существует”.
Валерий Владимирович, и правда, социальщик со стажем. Но в данной формулировке он несколько… лукавит. Давайте разберемся.
У регионов действительно нет возможности резко повысить “минималку”. Сейчас они мыкаются с требованием поднять региональную минимальную зарплату до уровня прожиточного минимума. А дальше будут еще больше терзаться тем, чтобы вывести из “минималки” все компенсационные и стимулирующие выплаты. Но вопрос-то не в этом. Вопрос в том, ПОЧЕМУ у регионов нет этих денег? Попробуем на него ответить.
Отсутствие возможностей сейчас у регионов не означает, что в стране нет денег. В стране профицитный (прибыльный) бюджет. У предприятий, работающих на экспорт (нефтегаз, химия, металлургия), уровень прибыли по сравнению с прошлогодним вырос на 15 - 30%. В стране за последние два года число долларовых миллиардеров выросло с 77 до 106 человек. В середине 2018 года подсчитали, что совокупное состояние всех 200 богатейших российских предпринимателей за год выросло на 5,4%, или на 25 млрд долларов, до 485 млрд. Деньги есть и у государства, и у крупного бизнеса. Куда они деваются?
И бизнес, и государство кладут их в свои кубышки. При этом на кубышку бизнеса государство покушаться (введением прогрессивной шкалы налогообложения) не пытается. Вместе с тем сверхдоходы бюджета правительство не инвестирует в реальный сектор, не создает на них в тех же регионах новые производства, а тупо складирует в виде золотовалютных резервов. Если бы сейчас воскрес пушкинский Скупой рыцарь - его вполне мог бы ждать пост главы Центробанка России, министра финансов или даже экономического развития. Принцип один и тот же. Именно поэтому в регионах качественный рост “минималки” отсутствует.
Раскроем еще одну тайну. Описанную выше финансово-экономическую политику правительства ежегодно и в полном соответствии с Конституцией утверждают высшие российские законодательные органы. В том числе Совет Федерации, включая его сенаторов. Эта политика реализуется как бюджет страны.
Если вспомнить другого литературного героя - профессора Преображенского, то стоит припомнить и его фразу о разрухе:
“Что такое эта ваша разруха? Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стекла, потушила все лампы? Да ее вовсе и не существует. Что вы подразумеваете под этим словом? <...> Это вот что: если я, вместо того, чтобы оперировать каждый вечер, начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха. Если я, входя в уборную, начну, извините за выражение, мочиться мимо унитаза и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна, в уборной начнется разруха. Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах”.
Так вот и здесь - об отсутствии у российских регионов возможностей повысить минимальную зарплату. Эти возможности отнимают у них не иностранные агенты, не Навальный или США. А конкретные решения, принимаемые в России на уровне законов конкретными органами, состоящими из конкретных людей. Будут другие решения - будут деньги в регионах, будет рост зарплаты, будет промышленный рост, не будет разрухи в головах.
И последняя тайна. Валерий Рязанский совершенно правильно указал, что такие предложения не пройдут экономический и финансовый блок правительства. Впрочем, он забыл указать, что законодательная ветвь власти - депутаты и сенаторы - никак не подчинена экономическому и финансовому блоку правительства. Во всяком случае, никаких указаний на это в Конституции не содержится. Более того - депутатов регулярно выбирают не для согласований, а для отстаивания интересов избирателей. (У избирателей остаются еще такие иллюзии.) Так вот: способ вернуть деньги в виде роста зарплат в регионах был и остается. Поправки в бюджет.
Я много слышал от государственных людей запугиваний - что если-де не принять до конца года бюджет, то наступит конец света. Однако смотрю на другие страны… Почему-то там при затянувшемся принятии бюджета конец света не наступает. Люди как-то живут. И “минималка” побольше, чем в России. И зарплаты. И пособия. Странно, правда? Наверное, это потому, что у их регионов откуда-то взялись экономические возможности.
Александр Шершуков, главный редактор газеты “Солидарность”
для печати отпавить с помощью email кому-нибудь