«Мы вам еще понадобимся…»

Работники ОАО «Мальцовский портландцемент, уволенные по соглашению сторон, надеются вернуться на родное предприятие. После кризиса.
В еженедельный мониторинг регионального рынка труда, который готовит служба занятости населения, по-прежнему не попало предприятие «Мальцовский портландцемент» -- градообразующее для г. Фокино  с  населением 15 тыс. чел. Хотя увольнения здесь самые многочисленные: по данным на 11 декабря администрация расторгла договоры с 756 сотрудниками.

У этой процедуры есть свои особенности. При расторжении трудового договора по соглашению сторон (ст. 78 ТК РФ) любая из них может выступать инициатором условий соглашения. Догадываетесь, кто в период кризиса является инициатором? Ну не работник же, сидящий на твердой зарплате…
        Во-первых, предупреждать за два месяца работника об увольнении не надо. Трудящийся также не обязан отрабатывать две недели – уволить могут хоть с завтрашнего дня. Об увольнении не сообщается в профсоюз и в службу занятости, что при сокращении штатов делать обязательно. Достаточно сказать, что 78-я статья Трудового Кодекса состоит из одного предложения – более чем лаконичного.
         Соглашением также может быть предусмотрена выплата выходного пособия в размере одного или двух среднемесячных заработков, но работодатель по закону опять же может этого не делать. Остается добиться от работника его подписи под соглашением. Работник, находящийся от работодателя в прямой зависимости, скорее всего, не пойдет на конфликт. А если его еще и снабдили обещанием снова взять на работу месяца через два-три, когда все уляжется, он будет вообще молчать.
         Мои выводы подтвердились в разговорах с бывшими рабочими «Мальцовского портландцемента». Их имена я вынужден изменить – люди все еще надеются вернуться на работу и не хотят лишних проблем…
          У Валентины Максимовны высшее техническое образование, она – одна из тех, кого называют «офисным пролетариатом». Женщина согласилась расторгнуть свой договор, послушав начальника подразделения и коллег. Те  вроде бы мягко объяснили ей, что работы здесь все равно не будет. А если и будет, то за совсем небольшие деньги…
          Официально сообщается, что никого к увольнению не принуждают. Вот что пишет в ответ одной из региональных профсоюзных организаций президент холдинга «Евроцемент груп» М.А. Скороход (в его состав входит и «Мальцовский портландцемент»):

      «…никаких действий по увольнению по собственному желанию на предприятиях не проводится, никакие заявления о расторжении трудового договора руководство завода подписывать не предлагает, поскольку такие заявления не предполагают выплат при увольнении.(ст.  80 ТК РФ) Сотрудники, расторгающие трудовой договор по соглашению сторон, получают трехмесячный заработок. В итоге работник имеет гарантированный доход…   Все процедуры проходят в рамках трудового законодательства»

          Вот уже месяц, как мать двоих взрослых детей (студента и школьника), воспитывающая их без мужа, ищет работу. И в Фокино, и в Брянске. Кое-что нашла – за семь тысяч в месяц. За квартиру нужно отдать почти три. Еще тысяча будет уходить на дорогу. А что останется детям и ей самой?
          32-летняя Анна отдала предприятию 11 лет. Ей тоже предложили подписать соглашение,  Сказали примерно так: мол, не женское это дело – в горячем цехе работать. «Как же так, - удивляется она? А что ж они все эти годы молча смотрели, как слабые женщины вкалывали?»
          Мать троих детей Ольгу Алексеевну тоже уволили бы, если б не ребенок-инвалид. Пожалели. Муж тоже остался без работы – в частной фирме сейчас нет никакой загрузки. Семья живет на те несколько тысяч, что получает Ольга.
           Некоторые обращаются в городскую администрацию, просят помочь.
 «Мы провели ревизию всех вакансий, объехали соседние сельхозпредприятия,  -  говорит глава города Фокино Павел Валяев. – Работа есть, но за мизерные деньги.  Не хотят люди после стабильных заводских доходов идти в скотники и доярки на 2-3 тысячи рублей. Трудоустроились единицы. Другим предприятиям города столько людей не требуется.   Мужчины уже опять засобирались в столицу на заработки. Жаль – жизнь в городке только-только начала налаживаться. Теперь может быть все что угодно. Для Фокино такое массовое высвобождение людей равносильно социальной катастрофе»
           Шквал обращений и в государственной инспекции по труду. С начала года - более тысячи.  Для сравнения: за 9 месяцев этого года, то есть до кризиса, их было всего 471. Есть среди обратившихся и жители Фокино.
           Уволенным «по соглашению сторон», если они не устроятся на работу, придется самим оформлять свои пенсионные дела. Не все знают, что права выхода на досрочную пенсию они лишились, поставив свою подпись под соглашением. Страховой стаж для начисления пенсии, пока бывшие работники находятся дома, не идет (он не прерывается, например, в том случае, если уволенный стал на учет в службу занятости). А значит, будущие пенсионеры останутся без какой-то части своей пенсии – той, что могли бы «наработать» за этот период, даже стоя на бирже (чуть забегая вперед, скажем, что представители «Мальцовского портландцемента» признали это «одной из издержек процесса, но речь ведь не идет о существенных суммах – Д.П.)
          Свои вопросы Федерация профсоюзов области адресовала помощнику генерального директора по связям с общественностью Николаю Пустовойтову. Один из них как раз касался пенсионеров и особенно – людей предпенсионного возраста. Мы получили подробный ответ:

       «.. имевшие место подобные ситуации не могут свидетельствовать о том, что этот аспект не брался в расчет, но в ряде случаев он не стал ключевым. Руководство подразделений в сложившейся ситуации в первую очередь должно сохранить наиболее квалифицированные кадры. Кроме того, руководство компании решает вопрос о сотрудниках предпенсионного возраста, - вероятно, они будут переоформлены под сокращение(?)
        
         Знак вопроса в конце, вероятно, означает, что окончательное решение не принято.
         Интересно,  что по такому же сценарию прошли массовые увольнения и на других предприятиях «Евроцемент групп» (см. «Солидарность» №46 за 2008 год). Лидер российского профсоюза строителей Борис Сошенко говорит в этой статье: «Мы бы хотели, чтобы сокращение шло по согласованию с профорганизацией… кто-то мог бы взять отпуск за свой счет, другие – пойти на ремонтные работы, можно договориться на 2/3 заработной платы, главное – не вышвыривать людей с предприятия»
      Почему нельзя было сохранить коллектив, «урезав» рабочее время и зарплату?

       «Перечисленные Вами меры могли бы использоваться, но и они не так уж приятны, неполный рабочий день, неделя, месяц… - это ощутимая потеря в заработной плате, которая при возможном дальнейшем сокращении работника существенно уменьшила бы размер пособий…»
        Согласен, не так уж приятно работать неполный день за 2/3 зарплаты. Но все же лучше, чем вообще лишиться места. Пусть даже и на совершенно законных основаниях.  
        В своем пресс-релизе от 11.12 руководители завода пишут, что «по условиям соглашения высвобожденные специалисты будут получать в среднем по 14 тысяч рублей ежемесячно в течение трех месяцев». Хорошо. Но если бы сокращения проводились по стандартному сценарию (ст. 81 Трудового Кодекса), с уведомлением работника за два месяца, то  предприятие  обязано было бы предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность).
         Кроме того, оно бы платило работнику зарплату – сначала два месяца до сокращения, плюс выходное пособие (среднемесячный заработок) и до двух месяцев после на период трудоустройства (с учетом выплаты выходного пособия). В исключительных случаях еще один месячный заработок сохраняется за работником и в третий месяц со дня увольнения по решению органа службы занятости (ст. 178 ТК РФ). Что это значит? По соглашению сторон, работник получит три среднемесячных оклада. А мог бы получить пять!!! Его зарплату за двухмесячный период до увольнения предприятие просто сэкономило. Послушаем ответ:

         «Упрекать предприятие в «чистой экономии фонда заработной платы» может быть, и было бы уместно, скажем, год назад, но и тогда это не делалось, потому что средняя зарплата у цементников на протяжении нескольких последних лет была одной из самых высоких в области. А сегодня, в условиях невиданного сокращения объемов производства, мы вынуждены экономить…» И далее: «Наша «арифметика» существенно отличается в пользу тех, кто расторг договор по согласию сторон»
                
        О том, какие сложные времена сейчас у цементников, они изложили в сопроводительной записке: здесь и снижение темпов строительства, и резко увеличившийся импорт цемента (его ввезено в 19 раз больше, чем за аналогичный период прошлого года). И еще о том, что трудности испытывают сейчас все заводы- производители. Поэтому компания и вынуждена была пойти на оптимизацию затрат по всем направлениям, включая трудовые ресурсы.
         Все так. Но кому от этого легче? Работникам, отдавшим этому шумному и дымному предприятию много лет жизни и в итоге  попавших, как теперь говорят, «в трудную жизненную ситуацию», пускай и с трехмесячной зарплатой в кармане. На сколько ее хватит? 
         Пусть эта  статья послужит предупреждением тем, кто еще может оказаться перед выбором: подписывать или нет нечто подобное. Даже если с той стороны соблюдена буква закона. Вдумайтесь – работодатель, у которого законом развязаны руки, мало ли что может этими руками натворить. Да и рука у него – горячая… 
             
 Д.Полозов,
руководитель пресс-центра Федерации профсоюзов Брянской области
для печати отпавить с помощью email кому-нибудь